Воронежская государственная филармония | Элисо Вирсаладзе: «Воронежский оркестр – один из лучших в России»
33238
post-template-default,single,single-post,postid-33238,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

08 Сен Элисо Вирсаладзе: «Воронежский оркестр – один из лучших в России»

Народная артистка СССР, легендарная пианистка Элисо Вирсаладзе и Воронежский академический симфонический оркестр откроют 85-й филармонический сезон 9 и 10 сентября. За дирижерским пультом – художественный руководитель коллектива, народный артист России Владимир Вербицкий. В программе прозвучат Концерт для фортепиано с оркестром №20 Вольфганга Амадея Моцарта и Симфония №4 Петра Ильича Чайковского. Накануне концертов Элисо Вирсаладзе провела открытую репетицию и пообщалась с воронежскими журналистами.

О дружбе с Владимиром Вербицким и воронежском академическом симфоническом оркестре

С Владимиром Вербицким нас связывает многолетняя музыкальная дружба, которая с годами только разрастается. Мы познакомились очень давно – играли в вместе в Испании в 1984 году. Кстати, хочу вас поздравить: у вас просто замечательный оркестр. Я второй раз играю с ним концерт Моцарта. Для любого оркестра это страшная задача, а тут это происходит с таким наслаждением! Я очень счастлива! Не могу даже назвать наше совместное работой. Для меня это колоссальное удовольствие. Честно скажу, воронежский оркестр – один из лучших в России. Вы можете этим гордиться.

О программе

Любовь к Моцарту была у меня с детства. Хочу подчеркнуть, что сегодня он нам всем очень нужен – не только музыкантам, но и слушателям. В этой музыке есть и трагедия, и радость, и оптимизм, и пессимизм – все вместе. Если не считать первых четырех концертов, которые Моцарт написал, когда, фактически, был еще ребенком, – все его концерты изумительные. Но Двадцатый концерт занимает особенное место: не всегда минор бывает таким невероятно бездонно трагичным. Это и определяет исключительность этой музыки.

О неисчерпаемости классики

Новые краски, с которыми звучит классика, – это не моя заслуга, это гениальность авторов. Классическая музыка неиссякаема в своих невероятных возможностях. Каждый раз я думаю: «Как же так, я играла это в прошлом году, почему так много всего нового я вижу сегодня!». Это неиссякаемый, нескончаемый процесс. У меня даже нет времени изучать современных авторов, хотя сейчас есть много хороших композиторов. Я хочу заново открывать для себя то, что уже открыла много лет назад.

О профессиональном выгорании

Моя жизнь связана с такими гениальными произведениями, выгореть с которыми невозможно. Музыка побеждает любые депрессии. Двадцатый концерт можно слушать каждый день, 24 часа в сутки, не уставая. Мне даже не нужно никакое хобби, да и времени на него нет. Раньше я смотрела много художественных фильмов, а сейчас все время уделяю только музыке и студентам: они мои и хобби, и работа.

Об учениках

Всех своих учеников я очень люблю как личностей. Со студентами просто заниматься, если быть с ними на одной волне. У меня и сейчас есть замечательные ученики, например, Виталий Стариков, Филипп Лынов – участники и победители многих конкурсов. Есть ребята моложе, есть из других стран. Например, в этом году ко мне поступил китайский студент — Боао Чжан. И уже участвовал в конкурсе имени Сергея Рахманинова.

Когда я начинала преподавать, я договаривалась со студентами, что в первый год обучения они ни в каких конкурсах не участвуют. А на сегодняшний день это невозможно: время такое сложное, музыканты находятся жестких рамках, нужно как можно раньше заявить о себе. Поэтому приходится подбирать репертуар, который бы был полезен и одновременно подходил для конкурсов.

Для каждого молодого музыканта нужен свой стимул. К каждому нужно искать подход, чтобы он поверил в свои силы. Это и есть моя главная задача, как педагога.

Приведу пример, о котором мне лично рассказала вдова Генриха Густавовича Нейгауза. Когда Генрих Густавович пришел после первого знакомства с Рихтером, у него на устах была только одна фраза: «Лишь бы не мешать!». И это в некоторых случаях правильно, это признавали даже такие «глыбы» как Нейгауз.

У меня был студент, с которым мне пришлось ждать пять лет, прежде чем начать говорить все, что я думаю «без всяких извинений». Он пришел к нам в консерваторию уже как звезда, да он и был звездой в своей школе. А если бы я поспешила, может быть, он перестал бы заниматься музыкой. Единой методики не существует, есть только долгие разговоры один на один со студентом, ведь многие вещи нельзя проговаривать в группе, когда в классе много народу. Некоторые зажимают так, что потом из этого состояния не вытащишь.

Сколько часов в день играет Элисо Вирсаладзе?

Если регулярно получается играть по два часа в день – это уже хорошо. Были месяцы, когда вообще не хотелось играть. Кстати, одна из причин, по которой я люблю педагогическую работу: со студентами я не могу позволить себе расслабиться.

Фото – Наталья Коньшина