Воронежская государственная филармония | «Воронежская камерата» отметила экватор эксклюзивными программами
29545
post-template-default,single,single-post,postid-29545,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

11 Окт «Воронежская камерата» отметила экватор эксклюзивными программами

10 октября в рамках фестиваля Александр Болдачев сыграл на арфе музыку четырех стран, а виолончелист Александр Рамм исполнил три сюиты Бриттена для виолончели соло.  

Александра Болдачева в Воронеже ждали два года. График у музыканта очень насыщенный. Наш соотечественник, житель Швейцарии, гражданин мира, Александр путешествует с арфой по разным странам, демонстрирует поистине безграничные возможности этого древнего инструмента на разных площадках – от больших прославленных сцен до камерных аутентичных пространств. Лауреат более десятка международных конкурсов, музыкант-виртуоз, композитор, магистр арфы, Болдачев является истинным пропагандистом арфового дела. Александр аранжировал для своего инструмента более 300 произведений разных жанров, в  2019 году учредил фестиваль арфы в Цюрихе, а 20 октября 2020 года инициировал Всемирный день арфы, который объединил более 100 арфистов из 50 стран на одной онлайн-площадке.

На «Воронежской камерате» Александр Болдачев исполнил специально подобранную для фестиваля программу, в которой объединил произведения композиторов четырех стран: России, Франции, Германии, Италии. Фантазия-экспромт Шопена, арабеска Дебюсси, интермеццо Брамса, ноктюрн Глинки, увертюра Россини, прелюдия Рахманинова, каприс Паганини – всё это в обработках Болдачева звучит на арфе так же естественно и полнокровно, как в оригинальных версиях. А иногда даже более утонченно, словно арфист снимает с хорошо знакомого произведения покрывало обыденности и привычного восприятия.

— У меня свой подход к инструменту, своя техника, которую я собрал из опыта работы с разными мастерами,  — поделился секретами исполнительства Александр, — поэтому каждый раз, когда я хочу что-то сыграть, то не ищу готовую транскрипцию, а делаю собственную, непосредственно с оригинала.

Музыкант признался, что очень любит играть во дворцах и усадьбах, и отметил благоприятную для арфы акустику Дома с ризалитами дворцового комплекса  Ольденбургских.

— Мои выступления продолжают традиции салонных концертов, — рассказывает Александр. – Я не только играю на арфе, но и общаюсь с аудиторией, рассказываю о произведениях, которые звучат в программе, их авторах, вообще о том, что слушатель может найти в музыке. Мне кажется, делать это очень важно: тогда музыка достигает цели и находит связь с каждым человеком. Слушать даже самую красивую музыку, но при этом не понимать, о чем она, сложно. Особенно в современном информационном шуме, когда трудно сосредоточиться.

Хорошую подготовку получили и слушатели вечернего концерта в колледже имени Ростроповичей. Комментарий Ярослава Тимофеева к выступлению Александра Рамма послужил необходимой настройкой и ключом к пониманию музыки Бриттена. Его три сюиты для виолончели были написаны в 1965, 1967 и 1971 годах специально для Мстислава Ростроповича. Великий виолончелист записал только две. Третью, основанную на русских темах и песнопении «Со святыми упокой», записать так и не решился.

Как сказал Ярослав Тимофеев, Александр Рамм – единственный «полномочный посол сюит Бриттена в России». Невероятно виртуозные, стройные по форме, глубокие по содержанию, наполненные мощными смысловыми аллюзиями, исполненные как под высоким напряжением и проживаемые словно три полноценные жизни, сюиты Бриттена поднимают слушателя на новый уровень в восприятии музыки. Виолончелист записал все три сюиты в 2018 году на фирме «Мелодия». На сцене исполняет их нечасто, поэтому специально выкроил время в своем плотном расписании, чтобы прилететь на фестиваль в Воронеж.

— Я с удовольствием делюсь любовью к этой музыке, потому что в этих сюитах заключены целые миры, — говорит Александр Рамм. – Это очень интеллектуальная, эмоциональная и многослойная музыка. За последние несколько лет я внутренне изменился, в том числе благодаря этой музыке. Не секрет, что три года назад, в феврале 2018 года, я неудачно упал и сломал руку. Два месяца восстанавливался, очень хотел вернуться на сцену, и как раз в этот во всех смыслах переломный момент, в июне, записывал сюиты Бриттена в Малом зале Московской консерватории с замечательным звукорежиссером Михаилом Спасским. Спицы, которые стояли у меня в руке, вынимали в июле. Так что, если вы услышите на диске титановый призвук, не удивляйтесь. Это, конечно, шутка. А если серьезно, несмотря на цейтнот – с 5 сентября я был дома три или четыре раза по полдня, – это огромное счастье – терпеть ранние подъемы в пять утра, спешить на поезд или самолет, чтобы сыграть то, что по-настоящему любишь.

Фото: Наталья Коньшина