Воронежская государственная филармония | Воронежский академический симфонический оркестр исполнил в одной программе сочинения Шостаковича и Шуберта
27817
post-template-default,single,single-post,postid-27817,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

24 Мар Воронежский академический симфонический оркестр исполнил в одной программе сочинения Шостаковича и Шуберта

Музыку двух великих «Ш» объединила тема «Человек и время».

Открыла программу шубертовская фантазия «Скиталец» в оркестровой транскрипции Листа. Романтическое произведение с ясно выраженной программой в звучании оркестра приобрело иной масштаб и глубину. Краски стали ярче, линии – острее, полутона – выразительнее. Усилился драматизм, напряженность звучания в чем-то приблизилась к вагнеровскому «томлению». На этом мощном фоне еще заметнее оказалась виртуозность фортепианной партии, которую исполнил Сергей Каспров. Музыкант яркой индивидуальности, он успешно сочетает деятельность концертирующего пианиста с опытом  исторического исполнительства.

— Для меня историческое исполнительство –  это способ дистанцироваться от стиля академического пианизма, – рассуждает Сергей. – Напрямую опыт игры на старинных инструментах в современный рояль не привнесешь, но какие-то вещи дают возможность повернуть слух в другую сторону, попытаться по-иному взглянуть на ритмику, агогику, обращение со временем. Нельзя столетия подряд играть одинаково. Я стараюсь отойти от такого восприятия действительности, оно мне кажется, по крайней мере, наивным. Не нужно пытаться играть в первозданность.

Фантазия «Скиталец» — не самое популярное произведение на концертной эстраде. Причина кроется, вероятно, не только в его технической сложности. Сочинение исповедального характера трудно сочетать с каким-либо другим. В этом смысле Десятая симфония Шостаковича, прозвучавшая во второй части программы в исполнении оркестра под управлением Игоря Вербицкого, воспринимается как концептуальное продолжение темы «Человек и время».

Созданная в тяжелый период жизни композитора (Дмитрий Дмитриевич начал работу над симфонией в 1946 году, еще до обвинения в формализме, последовавшего в феврале 1948-го, а завершил в 1953-м, в год смерти Сталина), Десятая по праву считается одним из наиболее автобиографичных, даже автопортретных, сочинений  Шостаковича – наряду с Восьмым струнным квартетом, Восьмой симфонией и другими. Это подтверждает и неоднократно повторяемая монограмма DSCH: D-Es-C-H (ре—ми-бемоль—до—си), где зашифрованы инициалы «ДШ» — Дмитрий Шостакович.

Десятая симфония – трагический роман, где композитор с поражающей точностью зафиксировал время. Чтобы понять, как тогда жили люди, не обязательно идти в музей. Музыка Шостаковича рассказывает об этом с беспощадной убедительностью очевидца, помогает истории обрести плоть и кровь, вовлекает в нее слушателя, преодолевая линейность времени.

Оркестру во главе с Игорем Вербицким удалось передать сущностный смысл симфонии, выраженный в удивительной способности Шостаковича совмещать макро- и микрокосмос, ядром которых является человек, трепещущее «Я», зашифрованное в DSCH – личном знаке автора.

Прорисовка образов выполнена с таким тщанием, что временами даже не по себе. Так, от натиска «пыточной» второй части становится физически больно. А импрессионистический аккорд в финале третьей – «малеровского ноктюрна» по выражению самого композитора – воспринимается как тончайшая патина на драгоценном изображении. Внушает уважение всесторонняя обдуманность исполнения. Отдельного внимания заслуживает работа музыкантов духовой группы. Безусловно, радует тот факт, что Шостакович в репертуаре Воронежского АСО – величина постоянная.

Исполнением Десятой симфонии академический коллектив открыл серию посвящений композитору, со дня рождения которого в 2021 году исполняется 115 лет. А значит, впереди новые встречи с живой музыкой Шостаковича.

Фото: Наталья Коньшина