Воронежская государственная филармония | Сергей Словачевский: «Оффенбах был неплохим виолончелистом»
27353
post-template-default,single,single-post,postid-27353,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

16 Фев Сергей Словачевский: «Оффенбах был неплохим виолончелистом»

12 и 13 февраля в зале филармонии прозвучал настоящий раритет: виолончельный концерт Жака Оффенбаха. Вместе с Воронежским академическим симфоническим оркестром его исполнил Сергей Словачевский – единственный из российских музыкантов, кто играет это блестящее виртуозное произведение.

Возможно, причина непопулярности великолепного, выдержанного в романтическом духе сочинения Оффенбаха, в первую очередь, кроется как раз в его невероятной сложности. Для Сергея Словачевского запредельная виртуозность концерта не проблема.

— Это великолепный мастер, — отзывается о давнем партнере по сцене дирижер Игорь Вербицкий. –  Мы постоянно что-то вместе играем, делаем очень интересные программы, стараемся, чтобы каждый раз это было что-то новое. Концерт Оффенбаха, в частности, в Воронеже никогда не звучал. И от этого он вдвойне интересен и мне, и оркестру, и публике.

Ноты виолончельного концерта Оффенбаха Сергей Словачевский приобрел во Франции. Первые исполнения состоялись в Москве, Петербурге, а теперь и в Воронеже.

— Началось все с того, что один западный дирижер предложил мне сыграть этот концерт, — говорит музыкант. – Таким образом, я познакомился с этим замечательным произведением и с тех пор его играю.  Это типичный Оффенбах, каким его знает весь мир: тот, что прославился своим знаменитым канканом, опереттой «Прекрасная Елена», — такая легкая классика. Так же звучит и этот концерт. Оффенбах был виолончелистом, и очень неплохим, если судить по этому крайне виртуозном концерту. В нем три части, первая и третья – яркие, концертные, а вторая, медленная – очень красивая, в духе итальянской арии. Концерт Оффенбаха принято называть «Военным», возможно, потому что в первой части играет медь, присутствуют маршеобразные ритмы, но потом они снова переходят в блестящую технику.

Сергей Словачевский играет на виолончели 1730 года работы итальянского мастера Дзанолли. Музыкант приобрел уникальный инструмент на аукционе в Лондоне.

— Эта виолончель обладает своим, только ей присущим тембром, — рассказывает Словачевский. — В своем ранге это выдающийся инструмент, через девять лет ему исполнится уже триста лет. Итальянские инструменты отличаются тем, как они несут звук в зал. Специфика выдающихся «итальянцев» заключается в том, что если начать играть в небольшом помещении даже на самом лучшем инструменте планеты, то вы просто не оцените его прелесть – он будет так немножко шепелявенько звучать. Только большой профессионал по виду поймет, что это какой-то  выдающийся инструмент. А вот если вы пойдете в зал, в середину или на последний ряд, то сразу поймете, в чем разница между обычным инструментом, попроще, и инструментом высокого класса. Потому что один будет звучать в радиусе трех-пяти метров, а другой будет заполнять весь зал, причем даже без особого нажима.

Контрастом к блестящему Оффенбаху во второй части программы прозвучала Седьмая симфония Густава Малера – раритет для Воронежа не меньший. Последний раз на сцене филармонии это масштабное пятичастное произведение исполнялось около двадцати лет назад.

— Малер – один из моих любимых композиторов, — признается Игорь Вербицкий, — я стараюсь почти каждый год исполнять одну из его симфоний, и, на мой взгляд, это всегда событие. Как он сам говорил: «Когда я создаю симфонию, я создаю мир». На самом деле, это целая вселенная, удивительный мир человеческих эмоций и переживаний, где наряду с трагическими страницами, есть и красота, и юмор, иногда гротесковый, иногда очень ласковый. Думаю, слушателям тоже интересно погружаться в эти эмоции.

Фото: Наталья Коньшина