Воронежская государственная филармония | В Воронеже состоялись исторические бетховенские концерты
27202
post-template-default,single,single-post,postid-27202,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

01 Фев В Воронеже состоялись исторические бетховенские концерты

29 и 30 января впервые за 95-летнюю историю Воронежского академического симфонического оркестра в его исполнении в зале филармонии прозвучали пять фортепианных концертов Бетховена. Солировал Петр Лаул, дирижировал Игорь Вербицкий.

Пять фортепианных концертов – настоящая энциклопедия бетховенской жизни и творчества: от первых двух, еще идущих по следам Моцарта и Гайдна,  – к переломному, созданному в год Гейлигенштадского завещания Третьему, затем к самому лирическому и наиболее личному из всех Четвертому и, наконец, к большому Пятому, написанному уже зрелым и знаменитым в Европе автором. Об этом напомнил слушателям развернутый комментарий ведущего концерта – профессора Бронислава Табачникова.

Петр Лаул – один из немногих пианистов нашего времени, способный осилить этот благородный и трудный марафон, требующий от исполнителя не только высокого мастерства, но и большой физической выносливости. Пианист уже играл цикл фортепианных концертов Бетховена в Санкт-Петербурге, Москве и Костроме. Теперь к числу городов бетховенского рекорда присоединился Воронеж.

Лаул – музыкант безграничного интеллекта и рафинированной тонкости, при этом его исполнительский посыл лаконичен и точен. Звук Лаула отличается невероятно разнообразной тембровой палитрой: здесь и драгоценный перламутр, и хрустальная лучистость, и стальной блеск. И пусть в исполнении пианиста больше аналитики, чем интуитивных прозрений, – главное, он всегда знает, чего хочет, и виртуозная беглость пальцев для него отнюдь не самоцель, а способ выразить мысль автора.

Оркестр под управлением маэстро Игоря Вербицкого следовал за пианистом. Чувствовалось: дирижер и солист во всем доверяют друг другу, что всегда в положительном смысле заметно сказывается на качестве исполнения. При этом деликатный аккомпанемент ничуть не умалял  значения бетховенской партитуры: была и рельефность динамических и ритмических контрастов, и нагнетание напряжения, и градуированная колористика с певучими, почти вокальными партиями  деревянных духовых и валторн. Что неудивительно, поскольку концерты Бетховена по сути  являются симфониями для оркестра с солирующей фортепианной партией. Но рояль все же на первом месте. И по праву: ведь Бетховен был известным пианистом-виртуозом своего времени, играл премьеры всех своих концертов, кроме Пятого.

Написанные больше двухсот лет назад бетховенские фортепианные концерты входят в золотую  коллекцию классического репертуара. И при этом воспринимаются очень свежо. Без нафталина и пыли, как абсолютно современная музыка, созданная здесь и сейчас. Как говорит Петр Лаул: «Бетховен — не классик и не романтик, он — шире этих узких определений. Он — всеобъемлющ». И с этим нельзя не согласиться.

Фото: Наталья Коньшина