Воронежская государственная филармония | «Воронежская камерата» отметила экватор спецпроектом и концептуальным концертом
25643
post-template-default,single,single-post,postid-25643,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

07 Окт «Воронежская камерата» отметила экватор спецпроектом и концептуальным концертом

В третий день фестиваля в зале филармонии прозвучала музыка Генри Пёрселла и Владимира Мартынова. А в театре драмы имени Кольцова состоялся показ музыкально-литературной программы «Диалог с единственной», посвященный 150-летию со дня рождения Ивана Бунина. Со вступительным словом о писателе выступила Ольга Палий.

Малая сцена Кольцовского театра драмы – излюбленная площадка артистов для воплощения собственных творческих экспериментов. На этот раз материалом для вдохновения послужило творчество Ивана Бунина. «Диалог с единственной» — так назвали свою работу актер театра драмы имени Кольцова Юрий Смышников и солисты филармонии Елена Старкова (сопрано) и Михаил Князев (фортепиано). Посвященный 150-летию со дня рождения писателя спектакль, показанный в юбилейные бунинские дни, вошел в программу фестиваля «Воронежская камерата» как специальный проект.

— Наша задача –  показать Бунина живым, дышащим, понять, что его занимало, когда он создавал свои произведения, —  говорит автор сценария, постановщик и актер спектакля Юрий Смышников. – В эти полчаса мы попытались рассказать об Иване Алексеевиче с той стороны, с которой его не все знают, по отношению к женщинам. Я назвал постановку «Диалог с единственной». Прочитав много литературы на эту тему, я убедился в том, что если бы не Вера Муромцева, его супруга, которая была с ним до последнего дня, у нас не было бы того Бунина, каким мы его знаем.

Выбирать, кто сыграет главную героиню «Диалога с единственной», Юрию Смышникову не пришлось. Эту роль он отдал певице Елене Старковой, которая не только прекрасно поет, но и органично чувствует себя в амплуа драматической артистки.

— Бунин – наш, родной, воронежский писатель. Читать его произведения, исполнять романсы на его стихи – большая честь. Когда погружаешься в материал, узнаешь что-то новое, о чем никто не рассказывал нам в школе. Для нас это была очень интересная и ответственная работа.

Вечером в зале филармонии выступил ансамбль солистов Московской филармонии  «Академия  старинной музыки» под руководством народной артистки России Татьяны Гринденко. Концерт прошел при поддержке программы Министерства культуры РФ «Всероссийские филармонические сезоны.

Прозвучавшая в первой части вечера музыка Генри Пёрселла перенесла слушателей в атмосферу раннего английского барокко. Пёрселла не зря называют «чистейшим зеркалом английской души»: исполненные «Академией старинной музыки» фантазии для консорта виол, или фэнси, как именуют этот жанр в Британии, произведения во всех отношениях выдающиеся. Созданные 20-летним композитором в знак уважения к старинному репертуару фантазии для одного, двух, трех и более голосов являются по сути упражнениями не столько в контрапункте, сколько в духовной практике.

Не менее завораживающее впечатление произвела «Музыка для перестроенной скрипки» в исполнении Татьяны Гринденко. Эту теплую, звучащую как живое послание из XVII столетия мелодию до сих пор можно услышать на праздниках в Шотландии и Ирландии.

Кульминацией вечера стало сочинение Владимира Мартынова «Старик и море», посвященное Юрию Любимову. Этот опус трудно назвать просто музыкой к спектаклю Анатолия Васильева (воронежцы могли посмотреть его в 2018 году на Платоновском фестивале). Произведение Мартынова гораздо глубже и шире этого понятия, а в чем-то даже больше самого спектакля. Продолжительный монолог рояля (его партию исполнил сам автор) задает пульсацию, сердечный ритм, единым кровотоком соединяет музыкантов на сцене и тех, кто сидит в зале.

Ансамбль струнных создает многослойную, фантасмагорическую ткань, в которую вплетены свет и мрак, реальность и бред, борьба и покой, движение и оцепенение. Звук меняет силу, частоту, характер, образ.  В какой-то момент ты вдруг понимаешь, что равномерное жужжание, похожее на  гул трансформатора, не что иное, как пропущенное через усилитель звучание контрабаса. Живые голоса акустических инструментов перекрываются записью, дыхание струнных вдруг перебивается песней мексиканских гаучо.

«Старик и море» Владимира Мартынова – сага о человеческом бессилии и могуществе, ярости и умиротворении, ненависти и сострадании. Полная аллюзий и коннотаций экзистенциальная картина мира, в которой каждый может найти свое отражение.

Фото: Наталья Коньшина