Воронежская государственная филармония | Если бы Бетховен услышал современные инструменты, они бы ему понравились
25049
post-template-default,single,single-post,postid-25049,single-format-standard,ajax_updown_fade,page_not_loaded,,qode-title-hidden,qode-theme-ver-7.8,wpb-js-composer js-comp-ver-4.12,vc_responsive

20 Июн Если бы Бетховен услышал современные инструменты, они бы ему понравились

Пятый выпуск совместного проекта Воронежской филармонии и ВГУ «Музыка лечит» был посвящен великому Бетховену.

Что сказал бы автор «нечеловеческой» музыки о современных роялях? Где впервые прозвучала его «Торжественная месса»? Без какого произведения Бетховена трудно жить? Об этом рассказали дирижер Воронежского академического симфонического оркестра Игорь Вербицкий и пианист из Санкт-Петербурга Петр Лаул.

Петр Лаул:

— Бетховен был в сложном положении, потому что те инструменты, которые были в его распоряжении, когда он еще слышал музыку, очень отличались от тех, которые появились уже тогда, когда он их не слышал, а мог только осязать. Он ломал рояли, рвал на них струны, и уже в поздние времена английский рояль производства «Бродвуд» его больше удовлетворял, хотя он его и не слышал, но чувствовал его сопротивление и, может быть, осязал какие-то вибрации. Мне кажется, если бы Бетховен увидел современные инструменты, они бы ему понравились. Потому что он всегда хотел, чтобы инструменты пели, а нынешние рояли, на которых звук тянется, в общем-то, долго, наверное, больше всего подходят для этого.

Меня поразило то, что «Торжественная месса» Бетховена, главное произведение последних лет, которое он считал важнее Девятой симфонии, впервые была исполнена в Санкт-Петербурге, в 1824 году. В Вене при его жизни она не прозвучала, потому что там это было невозможно по религиозным причинам: нельзя было исполнять религиозные вещи в концертных залах, а для литургии эта месса была слишком громоздкая. Бетховен не увидел ее исполненной при жизни. Но наши меценаты, которые потом заказали ему поздние квартеты, организовали исполнение в Малом зале Петербургской филармонии, то есть в том здании, которое стояло на его месте. Я это узнал, когда сам играл в этом зале цикл 32 сонат, и меня это совершенно потрясло. Сейчас много говорится о патриотизме, о гордости за страну, в основном, в контексте каких-нибудь танков или военных побед. А у меня прилив гордости за страну случается, когда я читаю такие вещи: что, оказывается, было время, когда наши русские богатые люди понимали новое искусство гораздо быстрее и лучше, чем соотечественники гениев.

Игорь Вербицкий:

— Учитывая то, что один из мотивов Девятой симфонии стал гимном Европы, из жизненного контекста его не изъять. И это не только финал, «Обнимитесь, миллионы», но и другие части. Мы уже говорили о том, как в современной кинематографии используется музыка классиков. Почти  все части этой симфонии где-нибудь да звучат. Причем у лучших кинематографистов нашего времени.

Петр Лаул:

— Я могу сегодня считать своим альтер эго одну сонату, а в другой день – совершенно другую. Бетховен вмещает в себя столько, что невозможно остановиться на чем-то одном. У меня есть, конечно, какие-то любимые страницы, от которых я всегда прихожу в особое состояние духа. Причем это не обязательно самые знаменитые вещи. Я обожаю Седьмую симфонию, не могу без нее представить своей жизни, там есть вторая часть, которую все знают, напеть ее не получится, но это действительно та музыка, которая всем известна. А в другие дни это может быть вторая часть Двадцать седьмой сонаты. Бетховен столько всего придумал!

23 и 24 октября 2020 года Петр Лаул исполнит в зале Воронежской филармонии вместе с Академическим симфоническим оркестром и дирижером Игорем Вербицким все фортепианные концерты Бетховена. Проект посвящен 250-летиюсо дня рождения композитора.

Фото: mariinsky.ru